+7 (495) 150-06-61
Регистрация
project image

Материалы к долгосрочному прогнозу показателей нефтегазового комплекса России на 2019-2024 гг, мировая нефтяная промышленность

Мировой рынок нефти: основные выводы

В 2019 г. темпы роста мирового предложения нефти и других жидких углеводородов (ЖУВ) замедлятся более чем в 2 раза г/г, до 1,2 млн барр. в день (мбд). Как ожидается, долгосрочный прирост предложения ЖУВ в 2020-е гг. составит 1,0-1,2 мбд, около трети увеличения добычи будет обеспечено за счет наращивания предложения в США (рост добычи сланцевой нефти);

ОПЕК ожидает, что члены картеля продолжат сокращать добычу в 2020-22 гг. – из-за сохранения санкций против Ирана и слабой динамики добычи в африканских странах-членах ОПЕК. Участники соглашения ОПЕК+, не входящие в ОПЕК, с большой вероятностью начнут увеличивать добычу уже в 2П2019;

Инвестиции в мировую нефтедобычу в 2018 г. составили 331 млрд долл. (+8,2% г/г), к 2024 г. капиталовложения в сектор могут достигнуть 500 млрд долл., вплотную приблизившись к рекордному для отрасли 2014 г. (516 млрд долл.).

Мировая добыча: замедление в 2019 г.

В 2019 г. темпы роста мирового предложения нефти и других жидких углеводородов (ЖУВ) замедлятся более

чем в 2 раза г/г, среди основных причин:

  • Продление соглашения OPEC+: в октябре 2018 г. страны ОПЕК и ряд производителей вне-ОПЕК договорились снизить добычу нефти на 2,6% (в целом по участникам соглашения) в 1П2019;
  • Сокращение поставок из Ирана: из-за введенных Администрацией США санкций против исламской республики отгрузки нефти из Ирана сократятся в 2019 г. на 0,8-1,2 мбд г/г;

Как ожидается, долгосрочный прирост предложения ЖУВ в 2020-е гг. составит 1,0-1,2 мбд, около трети увеличения добычи будет обеспечено за счет наращивания предложения в США (рост добычи сланцевой нефти);

ОПЕК ожидает, что члены картеля продолжат сокращать добычу в 2020-22 гг. – из-за сохранения санкций против Ирана и слабой динамики добычи в африканских странах-членах ОПЕК. Участники соглашения ОПЕК+ не входящие в ОПЕК с большой вероятностью начнут увеличивать добычу уже в 2П2019;

Инвестиции в мировую нефтедобычу в 2018 г. составили 331 млрд долл. (+8,2% г/г), к 2024 г. капиталовложения в сектор могут достигнуть 500 млрд долл., вплотную приблизившись к рекордному для отрасли 2014 г. (516 млрд долл.). Главными центрами притяжения инвестиций останется сланцевая нефтедобыча в США (113 млрд долл. в 2024 г.), капиталоемкие проекты на бразильском морском шельфе, а также разработка трудноизвлекаемых запасов в Канаде;

Соглашение ОПЕК+: -1,2 млн барр./день в 1 полугодии 2019 г.

США сохраняют темп: 20 млн барр./день к 2024 г.

За 2013-18 гг. предложение жидких углеводородов (ЖУВ) в США выросло более чем в 1,5 раза, превысив 15 мбд в

2018 г. Основным драйвером роста стала добыча сланцевой нефти, увеличившаяся с 1,8 мбд в 2012 г. до 5,9 мбд в 2018 г., и добыча прочей нетрадиционной нефти (3,2 мбд, + 2,3 мбд за 2013-18 гг.), тогда как добыча традиционной нефти стагнировала на уровне 4,5-4,6 мбд;

Наиболее заметно увеличилась добыча сланцевой нефти на плее Permian (+0,8 мбд в 2018 г.), расположенным на западе Техаса и юго-востоке Нью-Мексико. В 2018 г. Perman обеспечил более 45% всей добычи сланцевой нефти в США, и сохранит ведущие позиции в отрасли в 2020-е гг. (+1,4 мбд в 2019-24 гг.). Значительно вырастет добыча на находящемся в Восточном Техасе плее Eagle Ford (+0,8 мбд за 2019-24 гг.) и плее Bakken (+0,4 мбд за 2019-24 гг.) в Северной Дакоте;

Добыча сланцевой нефти на протяжении последних 10 лет остается основным центром притяжения инвестиций в отрасль. В 2018 г. производители сланцевой нефти инвестировали в добычу 70 млрд долл., в 2019 г., как ожидается, капиталовложения возрастут до 80 млрд долл.;

В начале 2019 г. на сланцевых плеях в США работало свыше 900 буровых установок (бурение на нефть), в два раза больше чем в худшем для отрасли 2016 г., однако рекордные показатели 2013-14 гг. – по инвестициям и объемам бурения – будут достигнуты лишь после 2020 г. и при условии сохранения цен на нефть на относительно высоком уровне (WTI > 50 долл./барр.);

IMO 2020: шок для рынка бункерного топлива

В 2018 г. спрос на топливо для бункеровки морских судов составлял 4,1 млн барр. в сутки, более 70% потребления обеспечивалось за счет высокосернистого мазута (HSFO 3,5% S). Сейчас морской транспорт использует более 50% всех производимых в мире высокосернистых топлив;

Международная морская организация (International Marine Organization, IMO) последовательно ужесточала требования к содержанию серы в морском топливе:

  • В мае 2005 г. были утверждены требования к максимальному содержанию серы в бункерном топливе, используемом в т.н. специальных зонах (Sulfur Emission Control Areasб SECA), к которым были отнесены Балтийское море, Северное море, часть акватории Карибского моря и восточное побережье Северной Америки. Максимальное содержание серы в бункерном топливе для этого региона до 01 июля 2010 г. устанавливалось на уровне 1,5% S, с 01 июля 2010 г. по 01 января 2015 г. – на уровне 1,0% S, с 01 января 2015 г. – 0,1% S;
  • Для всех других регионов содержание серы в бункерном топливе до 01 января 2012 г. не должно было превышать 4,5% S, с 01 января 2012 г. до 01 января 2020 г. – не более 3,5% S, после 01 января 2020 г. – 1,0% S (т.н. IMO 2020);

IMO 2020 приведет к резкому снижению спроса на высокосернистый мазут (с 3,0 мбд в 2019 г. до 1,2 мбд в 2020 г.) и заметному увеличению ценовых спредов – стоимость высокосернистого мазута в Северо-Западной Европе в 2020 г. составит лишь 278 долл./т (-42% к цене на нефть марки Brent против -32% в 2019 г.);

Сокращение спроса на высокосернистый мазут в наибольшей степени затронет Россию (крупнейший экспортер в мире), Нидерланды, Сингапур (услуги по бункеровке), Китай и Саудовскую Аравию.

Международная торговля нефтью: Северная Америка становится нетто-экспортером

По оценкам OPEC, в 2025 г. экспорт нефти из Северной Америки (США и Канада) составит 40 млн т (против -195 млн. т в 2017 г.). Переход к экспорту будет обеспечен ростом добычи сланцевой нефти в США.

Чистый импорт нефти в Европу сократится на 20 млн т (до 466 млн т) из-за снижения спроса на нефтепродукты в Западной Европе. Зависимость АТР от импорта нефти продолжит расти (-1,23 млрд т в 2025 г.).

Газпромбанк: Центр экономического прогнозирования , Институт энергетики и финансов. Материалы к долгосрочному прогнозу показателей нефтегазового комплекса России на 2019-2024 гг. от 16.04.2019.