+7 (495) 150-06-61
Регистрация
project image

Инвесторы в рыбные заводы не получили квот от государства

Камчатская рыбопромысловая компания «Витязь-авто», по данным картотеки Арбитражного суда Москвы, подала заявление на Росрыболовство. Причина – компания не получила положенных квот на инвестиционные цели (инвестквоты), объяснил «Ведомостям» ее гендиректор Алексас Раманаускас.

В 2017 г. государство выделило 20% общего допустимого улова на инвестиционные цели: инвестор обязуется построить завод или промысловое судно, а Росрыболовство – выдать квоту на вылов рыбы. В 2018 г., по данным Росрыболовства, российские рыбаки выловили свыше 5 млн т водных биоресурсов.

«Витязь-авто» в 2018 г. построила завод, прошла необходимые процедуры, но в приказе о распределении квот на 2019 г. себя не обнаружила, рассказывает Раманаускас. Завод соответствует требованиям: производство филе или фарша из минтая – не менее 100 т в сутки, производство рыбной муки – не менее 20 т в сутки.


Росрыболовство, объясняя невыдачу квоты, ссылается на заключение комиссии, в которую помимо представителей самого агентства входят сотрудники Минвостокразвития и Минпромторга: на заводе не установлена одна из двух заявленных машин для производства фарша, а системы обеспечения технологической водой и воздухом, а также силовое электропитание рыбоперерабатывающего оборудования отключены. Значит, соответствие завода ранее одобренному инвестиционному проекту не подтверждено, поэтому у Росрыболовства, говорит его представитель, и не было оснований для предоставления квоты с 2019 г.

Все необходимые требования соблюдены, возражает Раманаускас: завод построен, право собственности зарегистрировано, он введен в эксплуатацию, комиссия уведомлена обо всем этом в установленный срок – такой порядок и закреплен постановлениями правительства и договором между инвестором и Росрыболовством. А тех требований, продолжает он, которые стали причиной невыдачи квоты, – в частности, что электропитание и другие системы в момент проверки должны быть включены, – в документе нет. Все заявленное в проекте оборудование в момент проверки было на заводе, но одна из двух машин находилась не на штатном месте: завод был законсервирован, потому что путина закончилась, объясняет Раманаускас.

Требований к заводу, предъявленных Росрыболовством, нет в документах, подтверждает президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Герман Зверев.

«Витязь-авто» вложила в завод 600 млн руб., получив банковскую гарантию на 900 млн руб., сообщил Раманаускас. Исходя из общего допустимого улова 2019 г. она рассчитывала на получение квот, которые позволили бы добывать около 14 000 т минтая и сельди.

Росрыболовство готово предоставить компании квоты, когда у нее будет завод, соответствующий одобренному проекту, настаивает представитель агентства. Если это произойдет в 2019 г., то компания получит квоты с 1 января 2020 г. на 15 лет, добавил он.

Схожая ситуация и у другой камчатской компании – «Укинский лиман», рассказал «Ведомостям» представитель Росрыболовства: комиссия обнаружила, что нет парового котла для рыбомучной установки, а системы обеспечения водой и воздухом и силовое электропитание отключены. Человек, близкий к этой компании, подтвердил, что завод построен, а квоты до сих пор не получены. Основной причиной он называет невозможность тестировать завод в момент визита комиссии. Получить официальные комментарии «Укинского лимана» не удалось.


«Укинский лиман» и «Витязь-авто» – первые компании, заявившие о завершении строительства заводов под инвестиционные квоты, говорит представитель Росрыболовства.

Позиция государства, что компания, представившая инвестпроект, остается без квот, слишком жесткая, считает президент Северо-Западного рыбопромышленного консорциума (СЗРК, крупный добытчик краба и рыбы) Геннадий Миргородский: завод, если нет возможности загрузить его без новых квот, будет простаивать, минимум это может привести к убыткам за год простоя. Оборудование за год в условиях климата Камчатского края может попросту выйти из строя, а само предприятие – обанкротиться, предполагает худшее Миргородский: в такой ситуации инвесторы не могут доверять государству.

В этом году в июне – сентябре войдут в строй еще три завода. Если и они не получат инвестиционных квот, можно будет говорить о системном провале проекта развития береговой переработки, считает Зверев. Всего по этому проекту, по данным Росрыболовства, запланировано или идет строительство 22 береговых рыбозаводов и 33 рыбопромысловых судов: общие заявленные инвестиции – 132 млрд руб. В частности, крупнейший добытчик минтая – Русская рыбопромышленная компания (РРПК) Глеба Франка, зятя миллиардера Геннадия Тимченко, анонсировала до 2023 г. строительство шести супертраулеров стоимостью свыше $600 млн по программе инвестиционных квот – РРПК, по ее сообщению в январе, рассчитывает получить право на вылов около 170 000 т минтая и сельди в год.


Для Росрыболовства важна успешная реализация проектов по программе инвестквот, поэтому ведомство готово идти навстречу инвесторам, подчеркивает его представитель. Росрыболовство намерено вносить изменения в порядок получения инвестиционных квот, в том числе касающиеся приемки-сдачи береговых заводов, рассказывал в январе отраслевому изданию Fishnews руководитель агентства Илья Шестаков: «Четких критериев там быть не может, и есть опасения, что вместо заявленных целей мы получим заводы, которые не в полной мере отвечают требованиям к инвестиционным проектам». Поэтому Росрыболовство придумает, как избежать ситуации, когда компании пытаются использовать инвестиционные квоты, не исполнив заявленных проектов.

Представители зампреда правительства Алексея Гордеева, а также Минпромторга и Минвостокразвития на вопросы «Ведомостей» не ответили. Представитель Минсельхоза сообщил, что за проект отвечает Минпромторг – он создал комиссию, куда включил представителей Росрыболовства и Минвостокразвития. Комиссия, продолжает представитель Минсельхоза, выявила несоответствие заводов «Витязь-авто» и «Укинский лиман» одобренным инвестпроектам и у Росрыболовства не было оснований выдавать им квоты.