+7 (495) 150-06-61
Регистрация
project image

Экспорт редких деревьев на Дальнем Востоке резко вырос

За 2016–2018 гг. вывоз монгольского дуба и маньчжурского ясеня на Дальнем Востоке вырос на 30 и 17% соответственно (до 425 000 и 269 000 т в год), обратил внимание Росприроднадзор. Об этом служба написала в письме Минприроды («Ведомости» ознакомились с копией документа, представитель службы подтвердил его подлинность). А также предложила рассмотреть введение квот или запрета на экспорт таких пород деревьев вице-премьеру Алексею Гордееву, рассказал представитель Росприроднадзора. Минприроды изучит ситуацию, говорит представитель министерства. Предложения прорабатываются, отмечает и представитель Гордеева.

За 2018 г. из России было вывезено примерно 19 млн т необработанной древесины, следует из данных Федеральной таможенной службы. Основной импортер леса – Китай, на который приходится 63% российского экспорта леса. На ценные породы приходится 5% экспорта, говорит вице-президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Андрей Фролов. К ним относятся дубы, ясени и бук, рассказывает он. По Лесному кодексу такие породы деревьев при экспорте подлежат обязательной поштучной маркировке «ЕГАИС лес». А для экспорта видов деревьев, находящихся под угрозой исчезновения, нужно специальное разрешение, которое выдают территориальные органы самого Росприроднадзора. К последним относятся монгольский дуб и маньчжурский ясень. То есть эти деревья при экспорте проверяли и Рослесхоз – как ценные, и Росприроднадзор – как редкие, обращает внимание руководитель лесного отдела Greenpeace Алексей Ярошенко.

Росприроднадзор сомневается в качестве выданных разрешений на экспорт его подразделением на Дальнем Востоке – разрешений выдано слишком много, говорит представитель службы. В 2018 г. департамент службы на Дальнем Востоке выдал 15 896 разрешений на вывоз деревьев под угрозой исчезновения – т. е. в среднем 64 разрешения за один рабочий день. Достаточно ли осталось этих видов деревьев для воспроизводства и сохранения, представитель Росприроднадзора не уточнил. Представитель Рослесхоза не ответил на запрос «Ведомостей».

Ситуация с лесом на Дальнем Востоке ужасна, возмущается Ярошенко: лес вырубается под коммерческие и санитарные цели, пожары дополнительно ухудшают ситуацию. Главная проблема – отсутствие перерабатывающих мощностей, говорит Фролов: проще срубить лес и отправить в Китай, чем везти до Урала, где его можно переработать. Нужно не вводить квоты, а облегчить поставки внутри России или развивать перерабатывающие производства. Ограничения ударят по российскому бизнесу, необходимо строить предприятия по переработке, поддерживает председатель комитета по лесному комплексу Торгово-промышленной палаты Евгений Тюрин.

Проблема с экспортом кругляка действительно сохраняется на Дальнем Востоке, невзирая на поддержку создания в регионе производств глубокой переработки древесины, признал замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов (его комментарии передал представитель). С 2017 г. уже была введена квота на экспорт кругляка в 4 млн кубометров, с 2021 г. Минпромторг планирует снизить ее вдвое, а с 2024 г. и вовсе отказаться от квот, напоминает он, параллельно на квотируемый кругляк будет увеличена экспортная пошлина с 6,5 до 13%.

Квоты на экспорт могут привести к перераспределению потоков древесины в пользу переработчиков на территории России, полагает руководитель дирекции по связям с государственными органами Segezha Group Николай Иванов, или к сокращению заготовки законной и незаконной древесины. Для борьбы же с незаконной заготовкой нужно закрепить ее определение в Лесном кодексе, совместить «ЕГАИС лес» с данными по переработке леса, обеспечить внедрение электронных накладных и маркировки древесины не только при экспорте ценных пород, перечисляет он.

Для Дальнего Востока идея запрета экспорта исчезающих пород деревьев не так плоха, спорит Ярошенко: нужны жесткие меры.